Обзор Верховного Суда РФ № 4 (2018). Вопрос №62

Источник: СД-портал.ру
Как следует разграничивать составы административных правонарушений, предусмотренных частью 1 статьи 19.3 и частью 5 статьи 20.2 КоАП РФ, при привлечении к административной ответственности участников публичных мероприятий?

ОТВЕТ:

Нарушение участником мирного публичного мероприятия установленного порядка проведения такого мероприятия, влекущее административную ответственность по части 5 статьи 20.2 КоАП РФ, может иметь место только в случае невыполнения (нарушения) участником публичного мероприятия обязанностей (запретов), установленных частями 3, 4 статьи 6 Федерального закона от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях».

К числу таких обязанностей относится, в частности, необходимость выполнения всех законных требований сотрудников органов внутренних дел, военнослужащих и сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации.

Вместе с тем невыполнение законных требований сотрудников органов внутренних дел по обеспечению общественного порядка, безопасности граждан и контролю за соблюдением законности, не связанных непосредственно с проведением публичного мероприятия (например, отказ предъявить документы, удостоверяющие личность гражданина, если имеются данные, дающие основания подозревать его в совершении преступления или полагать, что он находится в розыске, либо если имеется повод к возбуждению в отношении его дела об административном правонарушении, а равно если имеются основания для задержания такого лица в случаях, предусмотренных федеральным законом (часть 1 статьи 13 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции»), образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.3 КоАП РФ, в том числе в случае, если упомянутые обстоятельства имели место в ходе проведения публичного мероприятия.

При этом указание на невыполнение лицом законных требований сотрудников органов внутренних дел по обеспечению общественного порядка, безопасности граждан и контроля за соблюдением законности, не связанных непосредственно с проведением публичного мероприятия, в соответствии с требованиями части 2 статьи 28.2 КоАП РФ должно быть отражено в протоколе об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 19.3 названного кодекса.

Таким образом, при квалификации тех или иных действий (бездействия) участников публичного мероприятия в качестве подпадающих под признаки составов административных правонарушений, предусмотренных частью 1 статьи 19.3 либо частью 5 статьи 20.2 КоАП РФ, необходимо оценивать их связь с проводимым публичным мероприятием.

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СВЕДЕНИЯ

Федеральным законом от 3 августа 2018 г. № 338-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» внесены изменения в том числе и в статью 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. № 4462-I.

Новая редакция указанной статьи предусматривает, что «нотариусу, занимающемуся частной практикой, в связи с совершением нотариального действия оплачиваются услуги правового и технического характера, включающие в себя правовой анализ представленных документов, проектов документов, полученной информации, консультирование по вопросам применения норм законодательства, осуществление обязанностей и полномочий, предусмотренных законодательством, в связи с совершением нотариального действия, изготовление документов, копий, скан-образов документов, отображений на бумажном носителе образов электронных документов и информации, полученной в том числе в электронной форме, техническое обеспечение хранения документов или депонированного имущества, в том числе денежных сумм, иные услуги правового и технического характера.

Размер оплаты нотариального действия, совершенного нотариусом, занимающимся частной практикой, определяется как общая сумма нотариального тарифа, исчисленного по правилам настоящей статьи, и стоимости услуг правового и технического характера, определяемой с учетом предельных размеров, установленных в соответствии со статьями 25 и 30 настоящих Основ.».

С учетом этого из Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2018), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 14 ноября 2018 г., исключается пример номер 9 (определение № 31-КГ18-3), который содержит ссылку на указанную выше статью в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений.