Обзор Верховного Суда РФ № 4 (2020). Вывод №47

Источник: СД-портал.ру
Назначение наказания ниже низшего предела санкции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации без применения положений ст. 64 УК РФ и ошибочное применение правил зачета в срок наказания нахождения лица под домашним арестом повлекли изменение приговора.

По приговору Приволжского окружного военного суда от 30 мая 2019 г. С. и др. (всего 6 человек) осуждены за совершение ряда тяжких преступлений к лишению свободы, в том числе за грабеж, совершенный организованной группой.

Рассмотрев дело по апелляционным жалобам осужденных и представлению прокурора, Судебная коллегия нашла приговор в отношении С. подлежащим изменению в связи с неправильным применением уголовного закона и несправедливостью приговора в части назначенного С. наказания за совершенное им преступление, предусмотренное п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ, окончательного наказания по совокупности совершенных им преступлений и при исчислении ему срока наказания.

В обоснование Судебная коллегия указала следующее.

Санкция ч. 3 ст. 161 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от шести до двенадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Признав нецелесообразным назначать С. дополнительные виды наказаний, предусмотренные ч. 3 ст. 161 УК РФ, и отсутствие оснований для применения к нему положений ст. 64 УК РФ, суд, однако, назначил ему наказание ниже низшего предела, а именно пять лет лишения свободы, в связи с чем назначенное С. наказание за указанное преступление и по совокупности преступлений по своему размеру является несправедливым вследствие чрезмерной мягкости.

С учетом изложенного Судебная коллегия приговор в указанной части изменила и назначила С. за совершенное им преступление, предусмотренное п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ, наказание в виде лишения свободы на срок 6 лет и по совокупности совершенных им преступлений – более строгое наказание.

Кроме того, С. неправильно произведен зачет наказания в соответствии с положениями ч. 34 ст. 72 УК РФ (в редакции Федерального закона от 3 июля 2018 г. № 186-ФЗ).

Так, время нахождения С. под домашним арестом с 14 июля 2018 г. по 29 мая 2019 г. включительно засчитано в срок наказания в виде лишения свободы из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день содержания под стражей.

По смыслу уголовного законодательства Российской Федерации и в соответствии с разъяснениями Верховного Суда Российской Федерации по применению положений ст. 72 УК РФ правила ч. 34 ст. 72 УК РФ, предусматривающие зачет домашнего ареста в срок лишения свободы из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы, ухудшают положение лица по сравнению с порядком, применявшимся до вступления в силу Федерального закона от 3 июля 2018 г. № 186-ФЗ, и согласно ч. 1 ст. 10 УК РФ обратной силы не имеют. Поэтому время нахождения под домашним арестом лицу, совершившему преступление до 14 июля 2018 г., должно засчитываться в срок лишения свободы из расчета один день за один день в том числе и в случае продолжения применения этой меры пресечения после указанной даты, как это имело место в отношении С. С учетом изложенного период с 14 июля 2018 г. по 29 мая 2019 г. включительно подлежал зачету С. в срок наказания в виде лишения свободы из расчета один день нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы, в связи с чем Судебная коллегия внесла изменения в приговор суда в данной части.

Апелляционное определение № 223-АПУ20-2 По административным делам