Обзор Верховного Суда РФ № 1 (2019). Вывод №45

Источник: СД-портал.ру
Установление факта наличия у лица, имеющего статус вынужденного переселенца, или членов его семьи, в том числе не имеющих такого статуса, в пользовании жилого помещения по договору социального найма является препятствием для продления срока действия статуса вынужденного переселенца.

З. обратилась в суд с административным исковым заявлением об оспаривании решения уполномоченного органа об отказе в продлении срока действия статуса вынужденного переселенца, ссылаясь на то, что до настоящего времени не обеспечена жильем на территории Российской Федерации, тогда как жилое помещение по месту ее регистрации является непригодным для проживания. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, административное исковое заявление удовлетворено. При этом суд исходил из того, что с момента предоставления статуса вынужденного переселенца до настоящего времени административному истцу не оказана государственная поддержка в обустройстве на новом месте жительства. Наличие постоянной регистрации в жилом помещении, нанимателем которого является бабушка административного истца, не свидетельствует об отсутствии обстоятельств, препятствующих в обустройстве на новом месте жительства в Российской Федерации, поскольку данное жилье признано непригодным для проживания. Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила указанные судебные акты и приняла новое решение об отказе в удовлетворении административного искового заявления по следующим основаниям.

Судом установлено, что в 2000 году З. вместе с матерью и братом приобрела статус вынужденного переселенца. Уполномоченным органом неоднократно принимались решения о продлении срока действия этого статуса.

В 2018 году уполномоченным органом З. признана утратившей статус вынужденного переселенца, в том числе в связи с отсутствием правовых оснований для продления срока действия этого статуса, поскольку у административного истца имеется в пользовании по договору социального найма жилое помещение. Кроме того, у ее матери в собственности имеется жилое помещение, а супруг является нанимателем жилого помещения по договору социального найма.

Статус вынужденных переселенцев, экономические, социальные и правовые гарантии защиты их прав и законных интересов на территории Российской Федерации являются предметом регулирования Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 г. № 4530-I «О вынужденных переселенцах» (далее – Закон о вынужденных переселенцах), согласно положениям которого вынужденным переселенцем признается гражданин Российской Федерации, покинувший место жительства вследствие совершённого в отношении его или членов его семьи насилия или преследования в иных формах либо вследствие реальной опасности подвергнуться преследованию по признаку расовой или национальной принадлежности, вероисповедания, языка, а также по признаку принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений, ставших поводами для проведения враждебных кампаний в отношении конкретного лица или группы лиц, массовых нарушений общественного порядка, такой статус первоначально предоставляется на пять лет (п. 1 ст. 1, п. 4 ст. 5).

В п. 5 ст. 5 Закона о вынужденных переселенцах установлено, что срок действия статуса вынужденного переселенца продлевается территориальным органом федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, на каждый последующий год по заявлению вынужденного переселенца при наличии одновременно следующих оснований: вынужденный переселенец и (или) члены его семьи, в том числе не имеющие статуса вынужденного переселенца, не являются нанимателями жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилого помещения на территории Российской Федерации; неполучение вынужденным переселенцем и (или) членами его семьи, в том числе не имеющими статуса вынужденного переселенца, денежной компенсации за утраченное жилье, долговременной беспроцентной возвратной ссуды на строительство (приобретение) жилья до 1 января 2003 г., безвозмездной субсидии на строительство (приобретение) жилья до 16 октября 2010 г., социальной выплаты на приобретение (строительство, восстановление) жилого помещения, а также неполучение вынужденным переселенцем и членами семьи вынужденного переселенца, в том числе не имеющими статуса вынужденного переселенца, в установленном законодательством Российской Федерации порядке от органа государственной власти или органа местного самоуправления бюджетных средств на строительство (приобретение) жилого помещения, непредоставление им в установленном порядке от органа государственной власти или органа местного самоуправления земельного участка для строительства жилого дома (подпункты 1–7).

Исходя из содержания приведенного законоположения, установление факта наличия у вынужденного переселенца или членов его семьи, в том числе не имеющих такого статуса, в пользовании жилого помещения по договору социального найма является препятствием для продления статуса вынужденного переселенца.

Жилищный кодекс Российской Федерации устанавливает равные права нанимателя жилого помещения по договору социального найма в государственном и муниципальном жилищном фонде, в том числе право пользования этим помещением, и членов его семьи, в том числе и бывших членов семьи, продолжающих проживать в занимаемом жилом помещении (чч. 2 и 4 ст. 69).

В этой связи суд, установив, что З. имеет регистрацию по месту жительства в жилом помещении, предоставленном ее бабушке органами местного самоуправления по договору социального найма, сделал ошибочный вывод о незаконности решения об отказе в продлении статуса вынужденного переселенца.

То обстоятельство, что квартира, в которой зарегистрирована З., по своим техническим характеристикам признана непригодной для проживания, не свидетельствует о незаконности оспариваемого решения об отказе в продлении статуса вынужденного переселенца, поскольку вступившим в законную силу решением суда на орган местного самоуправления возложена обязанность предоставить на условиях договора социального найма бабушке административного истца на семью, в состав которой включена и З., благоустроенное жилое помещение.

В этой связи правовых оснований для удовлетворения административного искового заявления не имелось.

Определение № 75-КГ18-7